Идеалы – да, идеологии – нет  

Идеалы – да, идеологии – нет

Предыдущая891011121314151617181920212223Следующая

Внутренние идеалы являются необходимостью для тебя и любого человека, который ставит вопрос о смысле своей жизни. Ты спрашиваешь о смысле, который имеет твоя жизнь как целое. Поэтому идеалы, если они охватывают всю целостность этого смысла, должны выявлять некоторые возможности специального самовыражения. Идеалы внутренней реальности являются, таким образом, ориентировочной нормой. Они, как внутренние указатели, показывают всегда только то направление, в котором должен идти человек, который хочет себя выразить. Внутренние идеалы не являются, точнее говоря, "целями", которых можно достичь, а оказывают направляющую помощь при ориентации. Чем последовательнее ты живешь по этим внутренним идеалам, тем выше степень твоей нормальности, тем натуральнее твоя естественность и тем дальше ты удаляешься от заурядности нашего общества, скованного ненормальными ролями и неестественными принуждениями. Так как тогда, когда речь идет о "смысле жизни", мы говорим о совокупности человеческих жизненных возможностей, то любой абсолютизированный односторонний идеал, т.е. любая идеология противоречит здравому смыслу. В анархистском терроризме, как впрочем и в любой другой, особенно властолюбивой идеологии, это противоречие здравому смыслу приводит к трагическим последствиям: к отрицанию всех других идеалов и особенно терпимости – и к разрушению действующих идеалов.

Нетерпимость составляет сущность каждой идеологии, так как идеология интерпретирует действительность – как бы многообразна она ни была, каким бы частым изменениям она ни была подвержена, – в постоянном расчете на абсолютизированный, односторонний идеал. Ее последователи полагают, что с помощью этого принципа они могут все объяснить и преодолеть. Анархисты – предположим, речь идет о потенциально настроенных на конфликт, агрессивных личностях – абсолютизируют, например, идеал "социальной справедливости" и пренебрегают другими социальными идеалами, такими как терпимость, откровенность, отзывчивость, доброжелательность. Поэтому они отрицают все остальные идеалы и борются с их использованием. Отсюда идеологии, как научно–теоретические, так и в области искусства, нетерпимы. При этом особенно политические и религиозные идеологии из–за своих притязаний на власть действуют в большинстве случаев даже уничтожающе.

Молодежь задает вопрос о смысле жизни и ждет ответа, который показывает, как следует строить жизнь. При этом она слишком легко попадается на удочку упрощенных толкований идеологий.

Кто, однако, в юности был приверженцем мнимых идеологий и чувствует себя разочарованным в них, - как, например, многие приверженцы нацизма, коммунизма или других политических и религиозных идеологий, тот выбросил эти так называемые идеалы и свой идеализм за борт и отныне считает себя "скромным реалистом". (Тем самым он попадает под влияние другой идеологии.) Иметь идеалы и быть идеалистом – эти слова звучат для таких людей смешно и наивно. Эти разочаровавшиеся, однако, не осознают того, что они ориентировались не на настоящие внутренние идеалы, а попали под влияние идеологии.



Промежуточный итог

Я считаю, что пришло время подвести итог. Я надеюсь, ты не возразишь, если мы сейчас задумаемся, чего мы достигли.

Когда ты вспоминаешь, о чем мы говорили, что ты вспоминаешь в первую очередь? Что тебе приходит в голову? Не торопись, обдумай эту мысль. Что является для тебя пунктом номер один? Приходит ли тебе еще что-нибудь на ум? Было ли еще что–то для тебя важным? Что является вторым пунктом, который был для тебя новым и важным?

Поставим еще раз этот вопрос, но наоборот. Какая точка зрения отсутствует? Чтобы ты хотел еще узнать о четырехцветном человеке? Что еще мешает тебе стать настоящим, безгранично четырехцветным человеком?

Я спросил тебя, какие точки зрения были для тебя настолько важными, что они имели для тебя практическую ценность?

Однако я охотно соглашусь на встречный вопрос: "Что для тебя самого важно из всего того, что ты нам рассказал?"

Сравнение с велосипедом стало для меня важным. Когда я сержусь в какой–либо ситуации или когда я не знаю, должен ли я защищать свои права или лучше вместо этого обратиться,к более радостным занятиям, а также в том случае, если я нахожусь в затруднительном положении или на меня нападает изнуряющий страх перед смертью, тогда я знаю, что я выпал из седла. Тогда я знаю, что я не удержался в равновесии или что я впал в пассивное самосострадание.

Ценным было для меня, кроме того, сознавать, что я делаю различие между внешней реальностью и внутренней. Еще отчетливей знаю я сегодня, что внешняя неудача ни при каких обстоятельствах не сможет повлиять на мое чувство собственного достоинства.

И наоборот, я знаю, что внешние успехи, слава ли это или деньги, которые льстили моему самолюбию, не могут оказать влияния на мой внутренний мир, на мои истинные чувства. Если бы внешние успехи делали меня гордым и нескромным, то это означало бы: "Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" (от Матфея 16; 26).

Сознание того, что я все время должен стремиться к четырем собственным чувствам (самоуважению, доверию к самому себе, самоограничению и независимому саморазвитию), чтобы достичь внутренней гармонии, т.е. нормальности, помогло мне понять, в чем заключается самоуправление и гармоничное самовыражение.

Четыре цвета стали для меня символами ("архетипами") для четырех видов чувств, а также мышления и действия. Я часто отдаю себе отчет в том:

живу ли я в красном цвете, как Робинзон, так, чтобы завоевать к себе достаточное самоуважение;

живу ли я в голубом цвете, как Диоген, так, чтобы в самоограничении чувствовать себя довольным;

живу ли я в зеленом цвете, как благородный человек, чтобы я мог себя уважать, потому что умею постоять за свои убеждения;

живу ли я как Ганс в счастье (как счастливчик), чтобы я мог проявить себя в новых возможностях?

Ежедневное хорошее настроение и радость, богатство многообразных, интенсивно прожитых часов являются для меня свидетельством, которое не может мне дать ни один университет и ни один священник, которое я также не могу повесить на стену в качестве диплома квалифицированного четырехцветного человека, которое я, однако с радостью и благодарностью ошущаю в себе.


1162283517707283.html
1162340900221766.html
    PR.RU™